В долине Алфея

Страница 1

Еще не наступил рассвет и каменистые острова Алфея скрывал белый туман, а луг у реки пробу­дился, ожил. По сотням тропок, огибая ипподром и священную рощу Альтиду, мимо сокровищниц и хра­мов к холму Крона — Крониону спешили толпы празднично одетых людей. Шли ахейцы и арголидяне, жители Аркадии и Эвбеи, спартанцы и афиняне, гости из Малой Азии, Крита, Сицилии, Африки и далекой Колхиды. Нетерпеливые зрители искали места поближе к желтой от просеянного песка подко­ве стадиона.

Кроме небольшого павильона для самых почет­ных гостей, на стадионе не было трибун. Их за­менял холм Кронион. Зрители устраивались прямо на земле. И хотя нередко здесь собиралось более 40 тысяч человек, места хватало всем.

Светало. Уже можно было рассмотреть искусные росписи на сосудах для вина и воды, различить цве­та вышивки на плащах и хитонах, когда из крип­ты — арочной галереи, соединяющей стадион с Альтидой, показались элланодики — судьи и руководи­тели состязаний. В пурпурных одеждах, увенчанные лавровыми венками, они медленно обошли стадион и сели на высоком помосте. Следом за ними вышла возглавляемая специальным служащим — кериксом колонна атлетов-состязателей. Все они в соответствии с правилами игр были нагими. После того как керикс выстроил атлетов у судейского помоста, на середину стадиона вышли трубачи и подняли трубы.

Наступила тишина. Слышно было, как за Альтидой плещет бурный ручей Кладеос. Тысячи глаз обратились к востоку.

Прошло несколько мгновений, и первые лучи солнца ударили в долину, в разноцветье шатров и палаток на берегах Алфея и Кладеоса.

Чисто и звучно в руках лучших трубачей запели серебряные трубы. Всех, всех, богов и людей, они оповещали о начале новой олимпиады.

Едва эхо с окрестных холмов повторило мелодию труб, как тысячи зрителей вскочили со своих мест, взметнули к небесам руки и, стараясь перекричать друг друга, славили богов, земляков-атлетов или, сложив рупором ладони, неистово ревели. Припля­сывая, пронзительно кричали дети. Восторженные зрители звенели бронзовыми сосудами, хлопали в ладоши .

Эта какофония продолжалась недолго. Подняв руку, керикс призвал народ к порядку. В наступив­шей тишине началось представление участников со­стязаний зрителям.

Положив ладонь на затылок атлета, керикс об­ходил с ним арену стадиона, громко объявляя имя, имена родителей, родину состязателя и вид состя­заний, в котором ему предстояло участвовать.

Обращаясь к зрителям, керикс спрашивал, не из­вестно ли им о каких-либо преступлениях атлета, не был ли он или его родители рабами, не уклонялся ли состязатель от тренировок в предписанный пра­вилами период. Уличенный в нарушении правил подвергался публичной порке, штрафу и изгонялся со стадиона. Такое же наказание грозило зрителям за ложные показания.

Олимпийское правило гласило: «В играх может участвовать каждый грек, родившийся свободным, не запятнанный кровавым злодеянием и не отяго­щенный проклятием богов». Хотя участие в состяза­ниях запрещалось только рабам, на игры не допуска­ли и женщин (даже в качестве зрителей). Да и не все свободные греки мужчины могли позволить себе участие в играх. Занятия с тренером и поездка в Олимпию стоили больших денег!

Подготовка к Олимпийским играм начиналась не менее чем за год до их открытия и включала десяти­месячные тренировки будущих участников в гимназиях (спортивных школах) родного города и тридца­тидневные — в гимназии Элиды, столицы госу­дарства, которому принадлежала Олимпия. За подготовкой атлетов следили элланодики, избранные

из числа наиболее уважаемых граждан Элиды. Им поручали и отбор участников.

Желающие выступить в олимпийских состяза­ниях должны были представить элланодикам офи­циальную заявку и свидетельство, подтверждающее предварительную подготовку атлета и его безупреч­ную родословную.

Находясь в гимнасии Элиды, все участники неза­висимо от их имущественного положения жили вме­сте. Кормили их ячменным хлебом, пшеничной ка­шей, фруктами, орехами, сыром, позже в пищу стали добавлять нежирное мясо. Спали атлеты в помеще­ниях гимнасия на козьих шкурах, постеленных на земле. Элланодики строго следили за их поведением и могли наказывать провинившихся розгами.

Страницы: 1 2

И немного больше о медицине ...

Анатомия турецкого седла
Вход в турецкое седло прикрывает твердая мозговая оболочка, называемая диафрагмой седла (рис. 1). Диафрагма отделяет полость турецкого седла и гипофиз от субарахноидального пространства, исключая лишь отверстие, через которое проходит ножка (воронка) гипофиза. Прикрепление диафрагмы, ее толщина и характер отверстия подвержены зна ...

Структура урока физической культуры.
Урочные формы занятий имеют наиболее четкую структуру из всех форм занятий. Структура - это рациональная взаимосвязь и соотношение составляющих ее элементов. Под структурой урока понимают относительно устойчивый порядок построения каждого отдельного занятия. Определенная последовательность и взаимосвязь частей и компонентов урока ...