Гормональная контрацепция как метод реабилитации после абортов

Страница 2

Последнее обстоятельство форсирует элевационный механизм регуляции менструальной функции и способствует приближению старости и нарушению регуляции менструального цикла.

Элевационному процессу противостоит ингибирующее влияние нормальной беременности и послеродовой лактации. Менструации прекращаются, и пролиферативные процессы в репродуктивной системе снижаются. Если женщина рожает 3–4 раза и кормит грудью по 1–1,5 лет, то репродуктивная система «отдыхает» 7–9 лет. За это время естественным образом тормозится преждевременное повышение активности гипоталамо–гипофизарной системы.

Положение женщины в условиях нашей страны не только не позволяет ей выполнять программу материнства, но мешает возможности полноценно участвовать в воспитании детей. Вовлеченная в производство, вынужденная интенсивно трудиться вскоре после родов, женщина в полной мере испытывает давление трудных социально–экологических условий. В этом и состоит эколого–репродуктивный диссонанс. Женщина вынуждена ограничиться 1–2 родами и выполнять все максимальные нагрузки современного общества.

Отрыв от природы, лишение полноценной репродуктивной функции сказывается на организме женщины значительно болезнее, чем на организме мужчины, т.к. последний менее зависит от реализации репродуктивной функции.

Отсутствие нормальных беременности и родов сочетается с повторными абортами, которые особенно болезненно сказываются на репродуктивной функции, резко подстегивая элевационный механизм регуляции.

Следует иметь в виду, что патогенное влияние абортов связано в первую очередь со стрессовым состоянием. Наши исследования по послеродовым (послеабортным) нейроэндокринным заболеваниям показали, что для репродуктивной системы особенно значимы стрессы, связанные с беременностью, родами, заболеваниями ребенка.

Аборт является «гормональным ударом» вследствие разрушения эндокринной системы беременности. Но в большей степени аборт – это сложный стресс, психологическая драма несостоявшейся беременности, семейных трудностей, несбывшихся надежд.

Наряду с послеродовыми и послеабортным нейроэндокринными нарушениями мы (В.Н. Серов, А.А. Кожин, 1998) занимались моделированием результатов стресса на животных. Использовали несколько моделей. Крысы круглосуточно облучались светом. Для животных, ведущих «ночной» образ жизни, круглосуточное освещение является стрессом и вызывает нарушение овариального цикла, выключается овуляция.

Прекращается овуляция и наблюдается постоянная течка. К тем же результатам приводит обездвиживание (помещение крысы в станочек, мешающий ей двигаться по 4–5 часов в сутки) или «водная» модель, когда крыса находится в ванночке с водой по 2–3 часа в сутки. Все стрессовые ситуации проявляются одинаково – ановуляцией. Вслед за ановуляцией развивается поликистоз яичников. Анатомические изменения в яичниках во многом напоминают те изменения, которые происходят при синдроме поликистозных яичников у женщин. Формирование поликистоза яичников у крысы на фоне стрессового воздействия происходило в течение 35–40 дней.

У женщин на фоне послеродовых нейроэндокринных изменений «вторичные» поликистозные яичники развиваются в течение 3–4 лет. В периоде формирования анатомических изменений лечение и профилактика могут быть значительно эффективнее того воздействия, которое возможно после образования анатомических изменений.

Продолжая эксперимент, мы предприняли профилактические меры для предупреждения анатомических изменений.

В процессе эксперимента крысы получали инфекундин и стедирил. У крыс, получавших эстроген–гестагенные препараты, изменения в яичниках не возникали. В то же время после возникновения анатомических изменений эстраген–гестагенные препараты оказывались неэффективными.

Как нами было показано ранее, эстроген–гестагенные препараты эффективны при послеродовом нейроэндокринном синдроме, т.к. на фоне «возбуждения» гипоталамо–гипофизарной системы целесообразно применение ингибирующих средств (каковыми и являются эстроген–гестагенные препараты) наряду с низкокалорийной диетой, физической активностью, витаминотерапией.

Клинические наблюдения и экспериментальные данные позволили предложить методику профилактики нарушений репродуктивной системы после абортов. Как было сказано выше, после аборта возникает стрессовое состояние с возбуждением гипоталамо–гипофизарной системы и повышенной выработкой стероидных гормонов – глюкокортикоидов и эстрогенов.

Особенно неблагоприятно может повлиять на процессы реабилитации повторный аборт, заболевания, перегрузки и др. в послеабортном периоде. Если стресс после аборта развивается на неблагоприятном фоне, возникают изменения яичников – гипертекоз, текоматоз, могут формироваться поликистозные яичники.

Как было показано в эксперименте, благоприятную роль могут оказать эстроген–гестагенные препараты, снижающие возбудимость гипоталамуса и предупреждающие изменения в яичниках и эндометрии. Следовательно, применение гормональных контрацептивов после аборта преследует 2 цели – предупреждение нежелательной беременности на фоне послеабортного стресса и регуляцию менструальной функции.

Страницы: 1 2 3 4

И немного больше о медицине ...

Стандарты иммунизации в педиатрической практике
Были разработаны и приняты стандарты иммунизации в педиатрической практике, включающие перечень истинных противопоказаний и предостережений (Таблица 9) (73). Истинные противопоказания в отношении всех вакцин, включают: наличие анамнеза по анафилактическим реакциям на вакцину или ее компонент (за исключением случаев, когда пациент ...

Оказание первой помощи пострадавшему на воде
Вода – это стихия, которая может приносить человеку как пользу, так и вред. Всегда остаётся вероятность опасных событий. Например, утопления ( заполнения воздухоносных путей водой ). Утопление происходит в результате пренебрежения правилами пользования различными водоёмами и хранилищами, переоценки своих сил и возможностей, купан ...